22 июня, ровно в четыре часа…

70 лет назад началась самая страшная война за всю историю нашей страны.

Война на уничтожение.

Дико, что некоторым людям, осмеливающимся называть себя русскими, сейчас представляется, что «освободители России от большевизма» хотели напоить «хороших русских» баварским пивом, построить им автобаны и катать по ним на мерседесах да опелях.

Нас — весь народ и все народы Советского Союза, до кого дотянутся руки — хотели уничтожить.

Вот эти бравые парни, собранные почти со всей материковой Европы и руководимые фюрером германской нации. И очень, кстати, любившие фотографировать и фотографироваться — благодаря чему, в основном, и стала возможной эта подборка фотографий.

На нашу страну наехал коричневый каток, безжалостно подавлявший всякое сопротивление.

Еврейский вопрос был одним из первоочередных.


Расстрел еврейской семьи под Ивангородом (Украина).

Одновременно немцы старались прибрать к рукам (сейчас бы сказали «освоить») всё пригодное для великой Германии, что осталось от большевиков.


Чтобы захватить урожай, во многих местах поначалу были сохранены колхозы.


Не всем удалось уйти от немцев. На оккупированной территории оказались десятки миллионов человек.

Оставшиеся под немцем всесторонне познакомились с немецким порядком для русских.

Если кто осмеливался каким-либо образом саботировать требования новой власти — порка обыкновенная была весьма мягким наказанием.

Потому что за сопротивление русских безжалостно убивали, расстреливали, вешали.


Возможно, это выявленные окруженцы. А может, просто не глянувшиеся новым хозяевам мужики. Фотограф Тиде снял целую фотосерию, вплоть до финальной точки, которую поставил херр официр, добив недостреленных.


26.10.1941. Одна из первых публичных казней на оккупированных территориях. В Минске на арке дрожжевого завода добровольцы 2-го литовского батальона полицейской вспомогательной службы под командой майора Импулявичюса повесили 12 советских подпольщиков, помогавших раненым красноармейцам бежать из плена. На фотографиях — Кирилл Трус, 17-летняя Мария Брускина и Владимир Щербацевич.
На плакате написано по-немецки и по-русски: «Мы партизаны и стреляли по немецким солдатам», хотя эти подпольщики не вели вооруженной борьбы.

Милый немецкому сердцу русский пейзаж:


Сталинград, 1942.

Помните:

На СССР напала фактически объединённая Европа. В рядах вермахта, союзных армий и вспомогательных формирований с нами воевали не только немцы и австрийцы, но также бельгийцы, венгры, голландцы, датчане, испанцы, люксембуржцы, норвежцы, поляки, румыны, словаки, финны, французы, чехи, югославы и представители других народов Европы.

Помните:

На оккупированных территориях немцы и их прихвостни преднамеренно истребили 7 420 379 человек гражданского населения СССР.

Ещё 2 164 313 человек сгинули на принудительных работах в Германии (не все они погибли — в это число входит 451 тысяча «невозвращенцев»; однако страна наша этих людей потеряла).

И ещё около 4,1 миллиона человек умерло от жестоких условий оккупационного режима (голод, болезни, отсутствие медпомощи и т.п.)

Ещё раз: на оккупированных территориях СССР в результате реализации мер по внедрению «нового порядка» стало на 13,7 миллиона человек меньше, чем было.

Помните:

По расчётам комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне только повышение детской смертности убило 1,3 миллиона детей, родившихся в годы войны.

Помните:

Чтобы спасти Родину, чтобы 24 июня 1945 года победители смогли швырнуть немецкие знамёна и штандарты к подножию Мавзолея, — свои жизни отдали 8 668 400 военнослужащих.

Низкий поклон защитившим СССР.

Помните.

Redakteur.